четверг, 12 февраля 2015 г.

Метод воздействия на окружающих людей

Метод воздействия на окружающих людей через внутреннее восприятие самого себя наглядно отражен в отрывке из книги А. Медведева «Тайное учение даосских воинов». Там описывается ситуация, когда Ли, Учитель автора книги, дает ему задание опробовать технику трансляции своего внутреннего состояния на случайных прохожих.
«– Начнем прямо сейчас, – сказал Ли. – Постарайся передать встречным женщинам посыл теплых чувств, исходящих от тебя.
– Как это сделать?
– Подумай сам.
Ли жестом указал мне идти вперед и, чуть задержавшись, последовал за мной. Я вспомнил все, что читал о внушении и гипнозе, и, сконцентрировав всю свою волю, прямо и твердо взглянул в глаза первой встретившейся мне женщины, пытаясь передать ей мой внутренний посыл.
Женщина, видимо, ошарашенная моими выпученными глазами, слегка вздрогнула и ускорила шаг. На двух следующих я произвел не лучшее впечатление.
Взрыв хохота заставил меня обернуться. Ли быстрым шагом приближался ко мне, держась за живот и не переставая хохотать.
– Да не смотри ты на них, как голодный удав на курицу, – отсмеявшись, сказал он. – Так ты всех женщин распугаешь. Разве ты не знаешь, что прямой взгляд в глаза у незнакомых людей ассоциируется с агрессией? Ты же не в транс ее хочешь вогнать, а передать ей теплые чувства. Разве ты сейчас испытываешь теплые чувства? Ты собран и напряжен. Расслабься, почувствуй себя легким и счастливым, и вырази это, может быть, мимолетным взглядом, улыбкой, но не делай это нарочитым или искусственным. Счастье и тихая радость должны окутывать тебя невидимым облаком, незаметно переливаясь в тех, кто приближается к тебе. Ты можешь даже не смотреть на женщину, а просто пройти мимо, но пусть на твоих губах играет загадочная улыбка. Ты должен светиться изнутри. Иди и попробуй еще раз.
Раньше я в качестве медитативного упражнения учился вызывать ощущение счастья и тихой радости. Ли говорил, что привязкой для этих чувств является внутренняя улыбка. Нужно было успокоиться, полностью расслабить мышцы лица, а потом, не раздвигая мышечным усилием уголки губ, представить, что они слегка приподнимаются и губы складываются в легкую улыбку, подобную той, что изображают на статуях Будды. Ощущение легкого подъема уголков губ вызывает ассоциативную реакцию тихой радости и спокойствия, и создать нужное медитативное состояние становится гораздо легче.
Я снова пошел вперед и с помощью внутренней улыбки вызвал ощущение счастья, легкости и радости жизни, потом добавил чувствам интенсивности, представив, что это счастье переполняет меня и перехлестывает через край, излучаясь в пространство весельем и любовью к окружающим.
Краем глаза я заметил у встречной женщины реакцию удивления, смешанного с восторгом и каким-то внутренним непониманием происходящего. Ее реакция окрылила меня, я, казалось, парил над землей на волне затопивших меня положительных эмоций.
Девушка лет двадцати остановилась, заглянув мне в глаза. Мне показалось, что она хочет заговорить, но я прошел мимо, поражаясь произведенному эффекту. С каждой минутой упражнение нравилось мне все больше и больше, и я всерьез задумался о его практической пользе. Но к сожалению, на следующем перекрестке Ли прервал мою эйфорию, положив руку мне на затылок.
– Слушай, мне понравилось! – восторженно сообщил я.
– Не сомневаюсь. Но слишком жестоко часто пользоваться этим приемом, демонстрируя обычным людям, как счастлив может быть человек. Сейчас ты попробуешь внутренне притягивать и отталкивать людей, – сказал Ли.
– Как это делать?
– Просто встань на углу. Для того чтобы отталкивать людей, представь, что от тебя исходит могучая сила, распространяющаяся во все стороны. Твое лицо должно быть жестким, ты чувствуешь почти наркотическое перевозбуждение, в тебе кипит злоба на весь мир, но лицо застыло, как каменное, пытаясь сдержать внутренний напор. Ощущение звериной силы и агрессивности будет отпугивать от тебя людей.
Я встал на углу и начал моделировать ощущение силы, растекающейся во все стороны, а также нетерпения и агрессивности, зажатых внутри под большим давлением. Мое лицо окаменело, и я, чуть сдвинув брови, бросал на проходящих мимо жесткие взгляды, пристально разглядывая их.
К моему удивлению, я заметил, как прохожие старались пройти как можно дальше от меня и жались к самой кромке тротуара. Несколько человек, неожиданно изменив траекторию движения, перешли через дорогу, хотя я просто стоял молча, не делая никаких движений, и даже не смотрел на них. Видимо, исходящая от меня агрессивность действительно отпугивала людей.
Совершенно неожиданной для меня оказалась реакция старушки, которая вдруг, потрясая зонтиком, правда, на достаточно безопасном расстоянии, начала кричать, глядя на меня, что-то про бандитов, которые заполонили улицы наших чудесных курортных городов, и про родную милицию, которая, как всегда, неизвестно куда смотрит.
На следующем перекрестке я учился притягивать людей. Я стоял, расслабленный и благожелательный, лучась добротой и счастьем. Меня просто атаковали десятки людей, спрашивая о чем-нибудь. Один старичок-алкоголик прицепился ко мне, как репей, не столько стремясь стрельнуть денег на выпивку, сколько для того, чтобы поделиться со мной своей горькой участью, неприятностями с дочкой и прочими житейскими проблемами».

среда, 11 февраля 2015 г.

Арт-терапевтическое занятие "Рисуем имя"

источник: Л. Д. Лебедева "Практика арт-терапии: подходы, диагностика, система занятий"

«Рисуем имя». 
Для работы необходимы цветные карандаши или фломастеры и лист бумаги формата А4, разделенный тонкими линиями простым карандашом на три равные части.
Сначала участникам предлагается визуализировать имя, которое вызывает отрицательные эмоции, по каким-либо причинам неприятно, не нравится, и абстрактно изобразить его, используя цвет, форму, линию. Важно избегать узнаваемых образов, пиктограмм, символов-штампов.
Рисунок должен отражать спонтанную реакцию на имя.
Далее инструкция повторяется с той разницей, что представить и нарисовать необходимо имя, которое всегда вызывает положительные эмоции, нравится.
Третий рисунок — собственное имя.
Поскольку точные подсчеты в баллах не предусмотрены, инструкция не содержит ограничений в выборе количества цветов и изобразительных средств. Можно использовать любые цвета, которые, по мнению автора, подходят к данному имени.
При анализе каждого рисунка важно учитывать собственную, авторскую интерпретацию, что позволит лучше понять субъективный опыт рисовальщика. Иначе говоря, необходима вербальная обратная связь в любой форме, например, процедура «Что ты видишь?».
Полагаю также, что лучше не уточнять содержание инструкции комментариями о том, какое именно имя надо представлять (женское или мужское; конкретное, принадлежащее реально известному лицу, либо абстрактное и т. д.). Тем самым расширяется диапазон личного выбора, а полученная при этом информация представляет ценность для диагностики.
Так, одна из участниц занятия (23 года) нарисовала ненавистное для нее имя «Татьяна», утверждая при этом, что визуальный образ не ассоциируется с каким-то конкретным человеком. На вопрос, какие отрицательные черты могли бы быть присущи, на ее взгляд, данному абстрактному имени, участница, не задумываясь, ответила: «Она всем переходит дорогу».
Замечу, что многие участники арт-терапевтических занятий, выполняя данное упражнение, представляют имена реальных людей: любимых и/или отвергаемых как своего, так и противоположного пола. К примеру, девушка Юлия в качестве наиболее красивого имени визуализировала «Витя», а самое плохое, на ее взгляд, имя — Виктор. Такое совпадение оказалось неожиданным даже для самой художницы. Позже ее кукла «рассказала» печальную историю из детства, в которой отрицательным персонажем был Виктор Борисович.
Бывает, что в качестве самого любимого имени субъект визуализирует свое собственное. В этом случае второй и третий рисунки (см. инструкцию) содержат много сходных признаков: преобладающие цвета, экспрессия линии, формы и др.
Если рисунок иллюстрирует негативное отношение к собственному имени, то по основным признакам «об¬раз Я» идентифицируется с первым рисунком серии и совсем не содержит элементов второго.
Данный факт, вероятно, связан с кризисом идентичности. Вопрос в том, что из кризиса можно выйти окрепшим, готовым к дальнейшим жизненным выборам, а можно — изломанным, отягощенным комплексами и личностными проблемами (М. Битянова).
К примеру, автор рисунка — Светлана (20 лет) воспринимала свое имя, как самое неудачное, хуже любого другого. На вопрос группы, какая буква в имени ей особенно не нравится, ответила: «Буква Т». Девушка болезненно переживала обращение: «Светка».
Очевидно, что ответы Светланы демонстрируют лишь поверхностный слой глубоких внутренних противоречий и проблем.
В целом, отношение к своему имени, принятие его или непринятие, нередко рассматривают как косвенный показатель самоидентичности.
«Важный элемент любой психотерапии, в особенности арт-терапии, — выявление той информации, которая скрывается за словами, образами или поведением клиента», — подчеркивает Эбби Келиш в статье «В поисках смысла визуальных образов».

Источник: Л. Д. Лебедева "Практика арт-терапии: подходы, диагностика, система занятий"